Надежные данные изменят мир

Информационная революция дает нам возможность наблюдать поведение в массовом масштабе в реальном мире.

Надежные данные

Первородный грех интернета был определен еще в 1993 году на карикатуре в New Yorker. «В интернете никто не знает, что ты пес» — этим, собственно, подписью под иллюстрацией пса за клавиатурой.

Эта анонимность принесла определенные выгоды. Но и создала множество проблем, вводя в цифровой мир недоверие. Если не знаешь происхождения и целостности информации и данных, то как можно доверять их правдивости? Это породило много зла наших времен, такого как киберпреступность, хищение идентификационных данных и фейковые новости.

«В интернете никто не знает, что ты пес»

В своей недавней лекции в Институте Алана Тьюринга в Лондоне американский компьютерный ученый Сэнди Пентланд очертил тот огромный барыш, что его может принести надежность данных. Профессор Массачусетского технологического института утверждает, что взрывное развитие такой информации даст нам возможность понять наш мир значительно подробнее, чем когда-нибудь ранее.

Большинство из того, что мы знаем в области социологии, психологии, политологии и медицины происходит с малых экспериментов в контролируемых условиях. А революция данных предоставляет возможность наблюдать поведение в массовом масштабе в реальном мире. Эта обратная связь может принести бесценные данные о том, какие теории являются валидными и какая политика и продукция работает лучше всего.

Перспективы заключаются в том, что мы делаем мягкие социальные науки более твердыми и прогнозирующими.

Это, в свою очередь, может привести к лучшей организации, более справедливого управления и более эффективного отслеживания прогресса на пути к достижению наших общих стремлений — таких, как цели устойчивого развития ООН.

Пентленд проиллюстрировал одним небольшим примером наличие тесной взаимосвязи между соединенностью и богатством. Изучая телефонные записи 100 тысяч пользователей в Юго-Восточной Азии, исследователи наложили социальную сопряженность на доход. И пришли к выводу — «чем более диверсифицированы ваши связи, тем больше у вас денег». Это не обязательно причинно-следственная связь, отметил Пентленд, но у него есть сильный каузальный элемент.

Сэнди Пентланд

Аналогичные исследования в европейских городах показали почти полную сегрегацию между группами разного социально-экономического статуса. Это отсутствие сочетаемости надо урегулировать, чтобы наша политика в дальнейшем не погрузилась в бессмысленный диалог. Данные дают нам новый способ измерять прогресс.

В течение многих лет движение Open Data работает над созданием общедоступных наборов данных (dataset), которые позволят добиться лучшей информированности при принятии решений. Это всемирное движение стремится открыть обезличенные публичные наборы данных — относительно, например, транспортных записей, чтобы их могли использовать ученые, предприниматели и представители гражданского общества.

Большинство ценных данных, в частности относительно потребителей тек-компаний, операторов связи, ритейлеров и банков, принадлежат, однако, частным субъектам. «Большим выигрышем было бы включить личные данные в категорию общественного блага», — говорит Пентланд.

Эта цель склонила некоторых ученых в сфере данных форсировать создание независимых трестов, которые бы могли объединить такую частную информацию.

Но другие утверждают, что попытки дешифровать и централизовать данные, какими бы добрыми не были намерения — всегда является злом. Лучшим решением, аргументировал Пентланд, было бы использовать такую технику, как безопасные многосторонние вычисления, позволяющие использование децентрализованных зашифрованных баз данных. МИТ помогает запустить эксперименты такого плана в государственном и частном секторах в нескольких странах, включая Францию, Сенегал и Колумбия.

Такая технология позволяет государственным учреждениям исследовать аґреґовані частные наборы данных без доступа к конфиденциальной коммерческой или личной информации. Например, финансовые регуляторы могли бы подытожить обеспеченные долговыми обязательствами банков портфели, поставщики медицинских услуг могли бы оценить успешность медицинских процедур.

Очевидно, проповедники движения блокчейн утверждают, что DLT (Distributed Ledger Technology, технология распределенных реестров) — это ответ на практически любой вопрос. В более взвешенной докладе, опубликованном на прошлой неделе, лондонская программная платформа под названием «Blockchain» (Блокчейн), вихвалюючи свои преимущества, подчеркивала и свои ограничения. Самым большим, пожалуй, является вычислительная масштабируемость.

Николас Кэри, один из основателей «Blockchain», говорит, что мы находимся на этапе «просеивания» технологий, чтобы определить лучшую. «Есть перспективы, но впереди еще много тяжелой работы.»

Блокчейн может быть частью ответа, но явно не всей. Тот, кто спроектирует оптимальную архитектуру, которая облегчит открытость доступа данных без нарушения безопасности или конфиденциальности, поможет очень улучшить наше общество. Это можно считать одной из самых больших возможностей для бизнеса 21 века.

0

Комментарии


Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизируйтесь!