• Вы находитесь тут:
  • Bad Android
  • Блоги
  • Вселенная — это космический интерфейс

Вселенная — это космический интерфейс

Один из самых непонятных следствий из квантовой механики заключается в том, что различные наблюдатели могут давать разные, хотя и одинаково значимы описания о один и тот же ход событий.

Как отметил физик Карло Ровелло, один из авторов реляционной квантовой механики (RQM), отсюда следует, что не существует абсолютных, независимых от наблюдателя физических величин. Зато все эти величины — то есть вся физическая Вселенная — должна быть относительной к наблюдателю. Поэтому мысль о том, что мы все живем в одной и той же физической среде, является иллюзией.

Это контринтуитивное предсказание, которое, кажется, опасно приближается к солипсизму, в течение десятилетий невозможно было экспериментально проверить. Но теперь, кажется, технологии усовершенствовались настолько, что его и вправду можно будет тестировать. Физик Максимилиан Проетти и его коллеги из Университета Гериота-Ватта (Соединенное Королевство) ставят смелые эксперименты, которые заглядывают в самую суть реальности.

Восприятие мира разными наблюдателями, однако, кажется очень последовательным и согласованным. Если бы вы зашли в мой кабинет и попытались его описать, то наши с вами описания будут на удивление схожими. В самом деле, наблюдатели должны жить в одинаковой физической среде, и даже если такая среда не является физической, ее одинаково можно описывать физическими величинами.

Есть несколько возможных способов решения этой дилеммы. Сочиняя в прошлом году до одного журнала, я утверждал, что физические величины описывают лишь то, что мы воспринимаем — а значит относительные относительно нас как наблюдателей. Зато реальность, которая лежит в основе нашего восприятия, образована не из физических, а из межличностных ментальных состояний. Итак то, что мы воспринимаем как физичность, является лишь свойством опыта-репрезентацией этой ментальной среды, которая наделяет бытием сам акт наблюдения.

Этот взгляд совсем не новый. Собственно говоря, он очень старый. Еще в начале XIX века Артур Шопенгауэр утверждал, что физический мир объектов, которые существуют во времени и пространстве, является лишь субъективным отражением ума наблюдателя. Зато объективно существует то, что Шопенгауэр назвал «волей» — межперсональное ментальное состояние, которое имеет характер воления и выходит за пределы нашей способности ощущать или измерять. Именно это воление и объясняет развитие Вселенной по причинно-следственным законом: Вселенная развивается и меняется, ведь его толкает к этому внутренняя, заложенная в нем воля.

Несмотря на предостережения к идеям Шопенгауэра, выглядит на то, что они имеют смысл в рамках контринтуитивных предсказаний реляционной квантовой механики: физика появилась для того, чтобы описывать само восприятие, а не внутренние ментальные состояния, такие как воления, лежащие в их основе. Именно поэтому физические описания всегда зависят от наблюдателя. Они не описывают мир так, как он существует сам по себе, а только так, как он предстает перед каждым из нас, исходя из нашего относительного места в пространстве и времени. При этом существует общая для всех межперсональная среда воления, в которую мы все погружены. Просто это не та среда, которую физика напрямую описывает.

Мысль, что реальность, в которой мы живем, по своей сути является ментальной этот взгляд называется «объективным идеализмом» — позволяет избежать солипсизма. Но в то же время она несет с собой сложную дилемму: если все, что существует, является межперсональным волением, то почему зрение или слух, например, отличается от желания или страха? Если мои восприятия — это репрезентация внутренних состояний, связанных с желанием или страхом, то почему я вижу формы и цвета?

Если бы у нас было какое-то достоверное объяснение этого качественного перехода, объективный идеализм мог бы позволить объяснить реляционную квантовую механику и последние экспериментальные данные. Но можно ли это сделать? Оказывается, даже очень, причем не одним способом.

Несколько лет назад исследовательская группа Дэвида Гофмана из Университета Калифорнии в Ирвине показала, что наш перцептивный аппарат не является достаточно развитым, чтобы репрезентировать мир правдиво — так, как он существует на самом деле. Если бы мы видели мир таким, каким он является, мы бы сразу оказались на грани вымирания. Зато мы его видим таким образом, который способствует нашему выживанию, а не достоверности репрезентации. Как утверждает Гофман, содержание нашего опыта — это иконки на экране компьютера, набор визуальных метафор, которые облегчают пользователю работу, представляя важные свойства файлов и программ — но при этом они не являются заменителями самих этих файлов и приложений и не зависят от того, как те существуют в действительности.

Подходя к этой проблеме с другой стороны, Карл Фристон и его сотрудники показали, что если организм репрезентирует состояния окружающей среды, то чтобы правильно ориентироваться в этой среде, он должен делать это в закодированный и логически выверенный способ. Причина в том, что если бы организм просто отражал состояния внешней среды и переводил их в свои внутренние состояния, он бы не смог сохранять свою внутреннюю целостность. Ведь эти ментальные состояния были бы слишком хаотичными, а организм превратился бы в ентропийный суп. Перцептивное кодирование необходимо для того, чтобы мы могли сопротивляться энтропии и оставаться живыми.

Из этих двух линий аргументации вытекает следующее утверждение: наш опыт значительно больше напоминает компьютерный интерфейс, чем окно во внешний мир. Этот интерфейс поставляет информацию о мире в непрямой закодирован способ, который позволяет нам жить. Формы и цвета, которые мы видим, звуки, которые мы слышим, напоминают циферблат: они поставляют нам информацию, которая лишь коррелирует (каким-то непонятным нам способом) с ментальными состояниями среды, которое существует объективно.

Вместо того, чтобы испытывать мириады ментальных состояний, которые нас окружают (что напоминает телепата, который вдруг оказался среди возбужденной толпы и чувствует себя перегруженным и дезориентированным), мы аккуратно закодирываем эти состояния в иконки на экране восприятия.

Эволюция предоставила нам этот экран, чтобы информировать о окружающий мир. Но у нас нет окна, чтобы прямо на него смотреть. Все, что мы видим, — это эти иконки. Ошибка же заключается в том, что мы их время подменяем с самим внешним миром.

Поэтому физика моделирует и предполагает поведение иконок. И хотя мы погружены в общую среду, каждый из нас взаимодействует с ним по-разному и наблюдает его с разных перспектив. Поэтому когда мы получаем информацию об этом среду, наши собственные пиксели могут не всегда согласовываться. Это не значит, что не существует общей среды-а лишь то, что эта среда не является физической.

И поэтому когда мы будем настаивать, что мир, как он существует сам по себе, должен иметь формы и контуры, квантовая механика будет оставаться парадоксальной.

Есть, как я это рассматривал более подробно в своей последней книге, только один разумный выход из ситуации: трактовать наше восприятие как интерфейс с иконками, которые предоставляют хоть и важную, но косвенную информацию о ментальный Мир, который существует объективно.

0

Комментарии


Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизируйтесь!
  • Вы находитесь тут:
  • Bad Android
  • Блоги
  • Вселенная — это космический интерфейс
  • Вы находитесь тут:
  • Bad Android
  • Блоги
  • Вселенная — это космический интерфейс