Джонатан Айв

Интервью Наоми Кэмпбелл с Джонни Айвом

В начале апреля в Калифорнии Наоми Кэмпбелл встретилась с Джонатаном Айвом, одним из влиятельных мужчин мира, главным директором по дизайну компании Apple. По словам модели — топ-менеджер очень застенчив и скромен.

Джонатан Айв

Встреча состоялась в Купертино (Калифорния), в гигантском здании Apple Park, похожем на космический корабль.

Конструктором вселенной Apple стал Джонатан Айв: 51-летний дизайнер из Эссекса, который стал частью жизни каждого потребителя Apple. Он совместно с другими руководителями контролировал все элементы каждого устройства Apple, что, вероятно, делает Джонни одним из самых влиятельных фигур на Земле, чья мощь теперь выходит за рамки смартфонов в мир моды, искусства, торговли и политики.

— Кем ты мечтал стать, будучи ребёнком?

— Я всегда любил рисовать и делать различные вещи. Я творил не для себя, а для того, чтобы что-то создать, достичь какой-либо цели. Позже я узнал, что это называется дизайном.

— Отец и мать поддерживали тебя?

— Да. Мой отец был по-настоящему хорошим мастером — он работал с серебром — поэтому я понимал, как работает тот или иной предмет. Вещи — это то, что легко принять, как должное, но каждая из них была разработана и продумана. Я думаю, что взросление с пониманием природы объектов оказало на меня сильное влияние.

— Что ты делаешь, для того, чтобы побороть свою застенчивость?

— Избегаю людей! Хоть область моего мышления довольно глубокая, но не очень широкая, поэтому я точно знаю, что смогу сделать, а что — нет.

— Были ли у тебя выдающиеся детские работы, которыми ты гордился?

— Примерно в 10−11 лет мне нравилось мастерить простейшие поделки из игральных карт. Помню, как решил собрать коробочку с крышкой и пытался сделать её как можно лучше, переделывая снова и снова, будучи постоянно недовольным результатом. На самом деле, суть была не в самой коробке, а в процессе её создания и том, смогу ли я сотворить что-то совершенное.

— Так сколько ты их сделал?

— Где-то с полтора десятка? Вышло реально много коробок.

Наоми Кемпбелл с Джонатаном Айвом (Фотография Михаэля Янсона, стиль Джека Боркетта. Купертино, Калифорния)

— Что тебя интересует в предметах: то, как люди их используют, или то, какие чувства они вызывают при использовании?

— Мы можем видеть одинаковые вещи, но их значение для каждого из нас будет зависеть от нашей культуры и среды общения. Ни один предмет не имеет универсального значения для всех. Меня всегда интересовало, как люди переходят от того, что они видят, к тому, что чувствуют.

— Насколько ты вовлечен в производственный процесс? Ходят слухи, о том, что во время производства первого iPhone, ты ночевал прямо на заводе.

— Одна из ключевых особенностей нашей работы состоит в том, что мы очень вовлечены в то, что делаем: нельзя просто что-то абстрактно спроектировать, а потом поручить кому-то, сделать это. Я месяцами оставался на объектах производства новых продуктов.

— Всё, над, чем ты работаешь, хранится в строгом секрете. Как же обсуждать детали твоей работы?

— В этом нет особой тайны — если я не закончил работу, я просто не хочу её кому-то показывать раньше времени! Одной из определяющих особенностей природы идей является то, насколько они хрупки: когда вы не уверены, что вещь будет работать, идея уязвима. Часть защиты идеи заключается в том, чтобы уберечь её от преждевременной критики, способной её разрушить, даже если она заслуживает ещё одного шанса.

— Есть ли какая-либо твоя разработка, которой ты особенно гордишься? Например, технология вроде Facetime — это просто какая-то магия.

— Согласен. Я бы даже сказал, что Facetime — один из самых прекрасных примеров общения. Связь может быть очень деловой, как, например, текстовое сообщение, или невероятно тонкой и интимной, как в Facetime. Видеть глаза собеседника — это действительно важно.

— Мастера, которые тысячелетиями работают с тканями — это японцы. Как ты считаеше, есть ли какие-то конкретные культуры, которые сегодня оказывают особое влияние на дизайн?

— Люди большинства культур, которые способны смотреть на мир чуть глубже очевидных истин, могут создавать невероятно красивые вещи.

— В прошлом году тебя назначили канцлером Королевского Колледжа Искусств. Как это было, и почему ты приняли данную должность?

— У меня всегда была настоящая любовь к Королевскому Колледжу, потому что, на мой взгляд, это особое место в плане разнообразия творческих дисциплин: от живописи и скульптуры до графического дизайна и архитектуры. У него особенная энергетика. Мне довелось там поработать с замечательными людьми в течение некоторого времени. Радостно осознавать, что опыт, которым я обладаю, может быть полезен другим людям. Вот основная причина: попытаться поделиться с людьми своими знаниями, хотя я, конечно, и не могу быть уверен в том, что они всё ещё достаточно актуальны. Кроме того, от этого возникает мысль: «Хорошо, если мне удастся грамотно описать то, что я узнал. Тогда те страдания, что я испытывал при обучении, будут более оправданы».

— И теперь последний вопрос: какими качествами должен обладать человек, чтобы ты приняли его в команду?

— Главное — как он видит мир. В конечном счете, наследие Стива представляет собой набор из ценностей и, как мне кажется, веру в шанс. Часто самые бесшумные голоса проще всего не заметить, но Стив был блестящим слушателем, впрочем, как и лидером и оратором. Большая часть коммуникации — это умение слушать — и не просто для того, чтобы понять, что вы хотите сказать в ответ.

0

Комментарии


Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизируйтесь!