• Вы находитесь тут:
  • Bad Android
  • Новости
  • Facebook на мусорку! В чем проблема социальной сети

Facebook на мусорку! В чем проблема социальной сети

Чрезмерная политизированность, высокий градус негатива, непонятность алгоритма и, как следствие, избыток лишней информации подталкивают многих пользователей Фейсбука к мыслям о необходимости тем или иным образом упорядочить свое присутствие в крупнейшей соцсети.


Facebook уже не тот

Конечно, говорить о «массовом бегстве из Фейсбука» — это выдавать мнимое за действительное. Вместо этого рассмотрим несколько возможных вариантов подобного урегулирования на будущее — как следствия ключевых рисков неосознанного пользования соцсетью № 1.

Возможные стратегии поведения в онлайне, если вы решили отказаться от Фейсбука или ограничить пользование этой социальной сетью.

Проблема Facebook 1: много лишней информации.

Вы видели в метро или маршрутке людей, которые комментируют по телефону собеседнику буквально каждый свой шаг?

«Вот села в вагон… Нет, людей немного… Есть сидячие места… Еще три остановки ехать… что-То голова болит… Надо кефир не забыть купить возле дома… И это музыкант какой-то в вагон зашел, кричит так, что оглохнуть можно».

Facebook скатился

Слыша такое, многие думают: а зачем это все — мне? Хорошо, если человек говорит не слишком громко и без нецензурных слов. А если это феерический монолог, который из соображений цензуры в случае телетрансляции превратился бы в сплошную череду звуковых сигналов?..

Нечто подобное происходит в Фейсбуке. И все больше и больше. Анонсированное основателем сети попытки «создать идеальную персонализированную газету для каждого человека в мире» в своей реализации пока что далеко от идеала. Далекое настолько, что лично я, например, не помню ни одного дня, когда бы не увидел в своей ленте сообщения, которые откровенно раздражают, и сообщения от пользователей и сообществ, с которыми у меня мало общего. Предполагаю, что задекларированная цель — слишком сложная в практической реализации для сети с миллиардами пользователей. Сложная — вплоть до нереальности.

В нынешней ленте Фейсбука слишком много людей говорят вслух с самими собой. И не замечают, как странно это выглядит со стороны.

Именно поэтому пролистывания ленты порой напоминает поездку в пассажирском поезде: пассажиры вынули из сумок курицу, вареные яйца, кто-то откупорил пиво, кто-то вытащил колоду карт, а еще кто — то- залез на верхнюю полку в несвежих носках… Только в роли курицы, яиц, пива, карт и носков — мысли, которыми пользователи делятся с широкой общественностью, не слишком интересуясь (а как можно узнать?), или они кому-то интересны. Тем более, что определенное количество пользователей «лайкає» все посты в ленте «на автомате». И самая сумасшедшая идея все равно найдет своих сторонников — просто потому, что в мире есть все и всего много. На каждый товар — свой покупатель, на каждый эссе — свои ругательства.

А с новым алгоритмом, когда сообщения от сообществ и брендов уступили в выдаче записям от людей, которых робот соцсети непостижимым образом идентифицирует как наших «друзей и семью», странных «пассажиров» стало ощутимо больше в ленте едва ли не каждого из нас. Познавательность контента снизилась, количество «информационного мусора» увеличилась. Противники «Вконтакте» и «Одноклассников», которые противопоставляли Фейсбук упомянутым соцсетям по признаку качественного контента, давно потеряли для этого основания.

Проблема Facebook 2: негатив и заполитизированность.

Глупости системы

В Фейсбуке много людей выставляют на всеобщее обозрение собственные комплексы, обиды, проблемы. Заболело что — то- появилось сообщение. Нахамили в маршрутке — второй записи. А если уже посмотрел новости по телевизору — это же поле непаханое для мыслей по поводу и без! (Обычно второе.) Хотя можно обойтись и без актуальных информационных поводов общегосударственного масштаба: недавно, например, случился в ленте сообщение «френда» (точнее «френдесы») о том, что у нее во время утренней поездки в маршрутке на работу порвались новые колготки. Невольно вспомнилось гоголевское «Александр Македонский был великим полководцем, но зачем же стулья ломать?» Перефразирую: колготки каждый день рвутся в тысяч украинок — но действительно ли это повод оповещать о небольшой бытовой конфуз всех своих подписчиков?

Большинству людей проще (и психологически удобнее, хотя сами они в основном не признают) жаловаться, прибедняться, завидовать и желать другим зла — фейсбук-лента, как ее не фильтруй, это отражает, как среднее арифметическое психологической температуры общества. Мол, я тут вам немножко наложу — можно? Хотя слово «нельзя» в таких случаях — лишнее.

«Люди переносят свои привычки в онлайн — в том числе привычки не слышать мнения других, отфильтровать позиции, которые противоречат их собственным, хамить, обижать слабых и травить уязвимых», — резюмирует научный сотрудник Киевской школы экономики Евгения Кузнецова в исследовании «Facebook и СМИ: Как украинские сми используют соцсеть № 1, а как Facebook меняет СМИ».

Проблема Facebook 3: фейковые новости

Уменьшение количества брендов в выдачи новостной ленты само по себе не снимает проблемы распространения недостоверных новостей. Просто есть шанс увидеть больше фейков непосредственно в сообщениях пользователей. Которых искусственный фейсбук-интеллект отнесет к кругу наших «друзей и семьи».

Это как с гаджетами: да, они радикально ускорили передачу мысли на расстоянии. Но качество мыслей, что передаются, — они не изменили. Просто теперь в мире с бешеной скоростью циркулируют огромные потоки глупых мыслей.

Френд-лента Фейсбука для многих давно стала собственно своеобразным персональным медиа. Количество источников информации при этом не подлежит точному описанию, а репутация СМИ и журналиста вступает в своеобразный «нравственный поединок» с рейтингом.

«Мы не могли не распространить эту новость, потому что все о ней говорят, она в тренде, о нее „гудят“ соцсети», — типичное объяснение работников современной редакции.

И фейк с Фейсбука становится достоянием традиционных СМИ. На которые впоследствии, опять же, ссылаются фейсбук-пользователи. Круг замыкается.

При таких условиях перед журналистом и редакцией в целом предстают драматические вызовы: существует угроза подать непроверенное как факт, увеличить или преуменьшить масштабы проблемы или явления, подменить факты эмоциями, которые выходят на первый план, позволить источникам манипулировать собой, и, как следствие, — распространить в СМИ неуместную или преднамеренную неправду.

Фактчекинг

«Ставить все под сомнение и задавать вопросы», — этот совет с хрестоматийной уже книги Дэвида Рэнделла «Универсальный журналист» остается сутью работы журналиста, независимо от изменения технологических платформ сбора, обработки и распространения информации. В случае с проверкой сведений из соцсетей она также становится полезным.

Вопрос стоит ставить и к новости, которую проверяем, и к самим себе. Во-первых, удачно сформулированный вопрос уже содержит часть ответа. А, во-вторых, самый оперативный инструмент фактчекингу — собственная интуиция и здравый смысл редактора.

Хотя, к сожалению, не факт, что этот самый оперативный инструмент является и самым доступным. Ведь во многих СМИ редактор — это просто немного опытнее других журналист. И это «немного» — не то различие, которое создает различие.

А еще в многих СМИ, несмотря на состояние рекламного рынка, редакторы заняты совсем другими делами, чем контроль за достоверностью материалов собственных журналистов. Не до этого…

Проблема Facebook 4: информационный тоннель

Такая легкомысленность играет со СМИ злую шутку. Незаметно, но неуклонно значительная часть масс-медиа сменила модель поведения в отношении информационных потоков с проактивной на реактивную. Сейчас многие СМИ создают информационный повестку дня, а реагируют на повестку дня, который создали соцсети. А потом такой контент, который и без этого является вторичным, вновь распространяется в соцсетях. Получается еще один замкнутый круг.

В этом смысле поделюсь наблюдением из собственного редакторского опыта: на информационных ресурсах, которые я редактирую, регулярно выходят в топ самых посещаемых материалов… детские произведения. Имею в виду статьи старшеклассников — участников Школы универсального журналиста, которым руковожу, и работы участников Всеукраинского конкурса ученических творческих работ «Я — журналист!», который организую. Одна из причин — уникальность контента. Не сенсационность, а именно уникальность. Как говорят на концертах — «исполняется впервые».

Дело в том, что дети еще не знают: взрослые дяди и тети-журналисты значительную часть своих «произведений» формируют на основе сообщений в Фейсбуке. Зато 16-летние пишут свои произведения «с нуля». Многие из них воспринимают работу журналиста, как писателя, а не «диспетчера Фейсбуке». Многие считают ее своеобразным «взрослым» продолжением привычной им деятельности по написание сочинений на уроках. И это в данном случае работает как раз на пользу уникальности контента. Потому что в школе они усвоили: некачественный произведение — это «содранный» из интернета, а качественный — написано собственноручно «с чистого листа». Многие взрослые об этом забыли. А школьные отличники и призеры олимпиад привыкли соблюдать правила. И контента это как раз идет на пользу.

Многие СМИ в реактивной модели упорно воспроизводят модель реальности, сформированную (или навязанную) Фейсбуком. Мол, обсуждение темы Х «порвало» соцсети — и мы об этом пишем.

Рискну предположить, что проактивность информационной политики СМИ в отношении соцсетей может иметь гораздо позитивнее для них последствия, чем кажется редакторам, которые уже привыкли планировать темы «оглядываясь на Фейсбук». Риск оказаться «вне мейнстримом» может быть вознагражден благосклонностью читателя. О монетизации, конечно, напрямую не говорится. Но положим руку на сердце: перспектива монетизации в реактивной модели информационного поведения — еще призначнее. В конце концов, «промежуточная станция» на пути к монетизации, о которой в основном забывают (поэтому, в частности, и не добираются до «пункта назначения») — это доверие. А завоевать ее уникальным контентом — легче.

Отсюда еще один вывод: бороться с фейковыми новостями можно не только фактчекингом, интуицией и профессионализмом. Но и формированием собственной повестки дня со стороны медиа. Тем более, что общество к этому давно созрело. Фраза героя известного советского фильма про книгу Ремарка, которую сейчас читает вся Москва", для нынешнего информационного пространства уже не актуальна. Чтобы убедиться в этом — вспомните московское метро 15−20 лет назад и теперь. Раньше люди читали газеты, а теперь перешли на смартфоны. А в смартфоне у каждого — свое.

Реальность настолько многогранна, что в ней есть все. И только от нас, медийщиков, зависит, что из миллиардов деталей выбрать для пазла, который творим. Можно, конечно, взять чужие заготовки для собственного конструктора. Готовые детали — это проще. Но есть риск, что получится как в анекдоте: что бы не строили — получается танк. Не будет ли этот танк враждебным к нам — вот вопрос…

А можно — творить собственный пазл из собственных деталей. Это дольше и дороже. Но и нынешнее количество медиа — искусственно раздутый мыльный пузырь. Все понимаем, что столько их не нужно. Да и не будет. И «реактивные» рискуют исчезнуть первыми.

Поэтому «информационный тоннель», о котором говорят многие медиаэкспертов, анализируя риски «фейсбукизации» общества — это не только (а возможно, и не столько) о искривление персональной реальности конкретного пользователя за счет фильтрации круга друзей и тематики сообщений с блокировкой доступа к альтернативным точкам зрения. Нынешний мир — слишком сложный и разветвленный, а источники информации — слишком разнообразны и доступны, чтобы можно было говорить о некой «объективной реальности» вообще. (Пример о «Ремарка, которого читает вся Москва» — именно об этом. На минуточку, прошло полвека, и сегодня мирно сосуществуют люди, которые не смотрят «Евровидение», не следят за Чемпионатом мира по футболу). Думаю, больше смысла говорить о «тоннеле», который создается усилиями медиа. Медиа, которые, кроме политических влияний со стороны владельцев, еще и тиражируют «фейсбучний мейнстрим». А не формируют собственную повестку дня.

Что теперь делать с Facebook: возможные сценарии

Медиапотребления развивается по спирали, где каждый ее новый виток дает больший охват аудитории. Печатные СМИ «держали» меньшую аудиторию, чем телевидение. Фейсбук охватил аудитории и прессы, и радио с ТВ. Но есть обратная сторона этой спирали: вслед за насыщением рынка как следствием массового (потокового) медиапотребления происходит дробление, ниши, дифференциация. И это уже — другой тип потребления — потребления «по запросу». Когда повестка дня у каждого — свой. И в тренде — не мейнстрим, а избирательность. Именно осознание неизбежности этой тенденции и диктует возможные решения. Возможные сценарии то ли «жизнь после Фейсбука», то, скорее, жизнь, Фейсбуком не ограничивается и на Фейсбуке не зацикливается.

Рассмотрим несколько таких перспектив.

  • Дальнейшее совершенствование инструментов фильтрации новостной ленты — и со стороны пользователей, и со стороны сети. Установки и, в случае необходимости, изменение приоритетов в показе; постоянное быстрое реагирование на неприемлемые посты (с диапазоном реакций от сокрытия к жалобе); большая переборчивость в формировании ленты друзей (как в реальном времени, так и «задним числом», то есть проведение периодических «чисток») — это возможный арсенал реакций пользователя. Очевидно, и сам Фейсбук будет предлагать пользователю новые способы контролировать свой персональный информационный поток. Каждый новый скандал с утечкой информации к этому побуждать.
  • 2. «Эмиграция» в другие соцсети. Первое, что приходит на ум — Вконтаке, Одноклассники, Instagram и Telegram.

Telegram сегодня для кого-выполняет функцию Фейсбука. Помните, когда ФБ многие воспринимали как «сеть для дизайнеров, маркетологов и журналистов«?

Что же касается Instagram, то потенциал его роста — это не только поклонники визуального контента, как может показаться на первый взгляд. Instagram воспринимается некоторыми как своеобразная альтернатива Фейбуку на оси «плохие новости — хорошие новости». (Принадлежности двух сетей одному владельцу в контексте именно нашего разговора касаться не будем.) Потому что общая тональность Инстаграму — позитив. Скрытый месседж среднестатистического пользователя этой соцсети — другой: «Я тут вам немножко похвалюсь». Конечно, в таких «самовосхваление постах хватает фальши. Но, по мнению автора, девушка с одолженным у подруги букетом цветов и многозначительной цитатой под этим фото (один из типичных примеров «инстаобману») — раздражает меньше, чем «язык вражды» в Фейсбуке. А избежать потенциального негатива в Інстаграме намного легче, чем в Фейсбуке, через такую «фишку» этой сети как невзаимность подписки. Для социально активного пользователя инстаграму, который заинтересован в собственном продвижении, считается нормальной ситуация, когда соотношение тех, кто следит за тобой («фолловеров»), и тех, за кем следишь ты, достигает 10:1. В Фейсбуке подобную сегментацию реализовать труднее.

  • Переход в Мессенджер. Один из трендов для активной (я бы сказал — проактивной) фейсбук-аудитории — это «мессенджер вместо ленты». То есть прямая коммуникация с теми, кто интересен (нужен) вместо «потокового» потребления их новостей.

Если провести аналогию с «лихими 90-ми», то Мессенджер — это мобильный телефон, а новостная лента — пейджер. Помните, когда-то, в домобильную эру, был такой модный гаджет, на который можно было отправить текстовое сообщение? Разница заключалась в том, что пейджер работал только «на вход», а мобильный телефон — как «на вход», так и «на выход». Поэтому с развитием мобильной телефонии пейджер с атрибута бизнесмена, в статусе которого он пробыл недолго, быстро превратился в средство связи для водителей и экспедиторов. То есть, как правило, тех, кому звонят, а не кто звонит сам. Правда, такая аналогия имеет какой-то смысл на существование только в увязке со следующим пунктом.

  • «Писать, а не читать». Можно бесконечно просматривать ленту и спорить под чужими заметками — а можно написать собственный и самому выступить катализатором дискуссии. Или сначала написать собственное сообщение — а потом читать чужие. По сути, говорим о ту самую разницу между проактивной и реактивной позициями в Фейсбуке, которую рассматривали в одном из предыдущих разделов статьи. В таком случае будем иметь своеобразное сегментирование ФБ-аудитории на условный «средний класс» (то, что творит контент) и «масс-маркет» (тот, который чисто потребляет чужое). Кстати, предполагаю, что одна из недавних новаций Фейсбука — постоянные вопросы вроде «В детстве я хотел стать…» — это не только для сбора большего количества данных об аудитории. Но и для помощи тем, кто не знает, о чем писать вообще.
  • «Жизнь — это офлайн». Фраза, которую часто повторяет в своих выступлениях Игорь Манн, — это и про «цифровую гигиену». Чтобы не разочаровываться в Фейсбуке, не стоит им чрезмерно очаровываться. Хотя журналисту сделать это сложнее, чем людям многих других профессий. Ведь публичность — это наша «валюта». И публичные выступления (в разных их формах) давно имеют два измерения — аудитория собственно выступления и аудитория, которая об этом узнает благодаря соцсетям. В наше время вторая — важнее.

Публичность формирует экспертность и влияет на стоимость нашей работы в будущем. Поэтому я и не верю в эффективность полного отказа от соцсетей.

Поэтому ключевое в сценариях поведения в «жизни после Фейсбука» — это целесообразность. «Целесообразность» — это когда-то, что ты делаешь, касательное К ЦЕЛИ, которую перед собой ставишь. Целесообразность в использовании соцсетей — это прежде всего фильтрация: и того, что постишься, и того, что читаешь. Плохо не «зависать» в Фейсбуке, а быть непривередливым и некритичным. Терять ощущение осознанного присутствия в настоящем времени. Ведь везде можно найти и полезное, и ненужное. А потом — вовремя остановиться, чтобы вернуться в реальный мир.

Telegram заблокировали. Что дальше?

0

Комментарии


Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизируйтесь!
  • Вы находитесь тут:
  • Bad Android
  • Новости
  • Facebook на мусорку! В чем проблема социальной сети
  • Вы находитесь тут:
  • Bad Android
  • Новости
  • Facebook на мусорку! В чем проблема социальной сети